ПАРТИЯ ПЕНСИОНЕРОВ И ПЕНСИОННАЯ ПОЛИТИКА

15.11.2012 15:03

 

Пенсионная жизнь, то есть жизнь, когда основным и, как правило, единственным источником средств существования является пенсия, интересует и волнует каждого. Ныне пенсионеров около 40 млн. и их численность постепенно возрастает, как во всех других развитых странах. Пенсионная жизнь – перспектива всех людей, она не минует и тех, кто сейчас еще сравнительно молод и лишь начинает трудовую жизнь. Та пенсионная жизнь, которая сложилась в России, страшит всех, а не только тех, кто уже в рядах пенсионеров. Такова реальность. Приукрашивать ее не следует, хотя некоторые сдвиги в пенсионной системе произошли, но далеко не все, которые объективно необходимы.

Стратегия развития пенсионной системы Российской Федерации, которую все ожидали с нетерпением, подготовлена Минтрудом РФ и представлена в Администрацию Президента, она опубликована на его сайте и на сайте «Российской газеты», с содержанием Стратегии может ознакомиться каждый. Ее целью, как в ней указано, является «подготовка предложений по созданию в Российской Федерации пенсионной системы, адекватной современному экономическому развитию Российской Федерации и соответствующей международным стандартам».

Президентом рекомендовано организовать обсуждение Стратегии для выработки, как представляется, наиболее приемлемых решений. Крайний срок для ее доработки определен им 15 декабря текущего года.

Содержание Стратегии (будем так ее называть в дальнейшем), увы, не отражает заявленную в ней цель, она касается в основном лишь сбалансированности бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации (далее – ПФР) и поиска путей сокращения его дотации за счет дополнительных средств из федерального бюджета, а самих людей – настоящих и будущих пенсионеров, проработавших десятки лет, не видно.

Оправдала ли Стратегия чаяния и надежды населения на существенное улучшение состояния пенсионного обеспечения в ближайшей перспективе, которое давно назрело и обещано главой государства? Не оправдала. Более того, она не согласуется с содержанием опубликованного ранее Аналитического доклада Минздравсоцразвития РФ (1) об итогах пенсионной реформы и долгосрочных перспективах развития пенсионной системы Российской Федерации с учетом влияния мирового кризиса. Стратегия  не учитывает в полной мере экономические, социальные и политические сдвиги, произошедшие за последние годы в стране. В ней содержатся, как это ни парадоксально,  предложения о снижении и так недопустимо низкого уровня трудовых пенсий  определенного в действующем законодательстве.

В то же время подготовка Стратегии и ее публикация для широкого обсуждения – знаменательное событие, открывающее  путь, который поможет в процессе реформирования в России системы пенсионного обеспечения  найти оптимальные и взвешенные решения сложнейших проблем,  обозначенных в данном документе предельно откровенно и ясно.

Стратегия, судя по ее названию, касается всей российской пенсионной системы, охватывающей различные категории занятого (работающего) населения, в том числе военнослужащих кадрового состава, сотрудников МВД, ФСБ, МЧС, прокуроров и следователей, судей всех судов, государственных гражданских служащих различных уровней и т.д. Однако, речь в ней идет о пенсионном обеспечении, осуществляемом в порядке обязательного пенсионного страхования, т.е. о трудовых пенсиях, которые назначаются и выплачиваются в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Это вполне объяснимо, поскольку именно пенсионное обеспечение по данному закону наиболее дефектно и требует не косметического ремонта, а кардинального реформирования.

Начнем с общей оценки сложившейся ситуации, которая содержится в Стратегии. После перечисления сдвигов в пенсионной системе, происшедших в течение 10 последних лет, которые имели место и привели к некоторому улучшению положения пенсионеров,  сделан вывод, процитируем его: «Таким образом, проводимая пенсионная политика была направлена на обеспечение социально приемлемого уровня пенсий». Далее утверждается, что вместе с тем «в рамках пенсионной системы не достигнуты долгосрочная финансовая устойчивость и сбалансированность бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации». Уровень, следовательно, «социально приемлемый». Осталось лишь сбалансировать бюджет указанного фонда.

Посмотрим, каким должен быть уровень пенсионного обеспечения в соответствии с международными актами, Конституцией Российской Федерации, и какой он фактически сложился в нашей стране. Согласно Всеобщей декларации прав человека, каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который требуется для поддержания здоровья и благополучия его самого и его семьи. То же определено Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах(2). В Пакте такой жизненный уровень обозначен как достаточный, т.е. удовлетворительный. В Конституции России указано, что Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь (ст. 7). Она предусматривает также, что каждому гарантируется социальное обеспечение, в частности по возрасту, и государственные пенсии устанавливаются законом. Уровень таких пенсий, в том числе назначенных в соответствии с Законом о трудовых пенсиях, должен обеспечивать достойную жизнь.

Гарантирует ли достигнутый ныне уровень трудовых пенсий по старости в России достойную жизнь пенсионеру, проработавшему, кстати, десятки лет? Вывод сделает читатель, а мы приведем лишь соответствующие сведения.

По данным Росстата, за второе полугодие т.г. средний размер пенсии составил около 9 тыс. руб.  Более половины пенсионеров получают пенсию в значительно меньшем размере – 6-8 тыс., зачастую трудовая пенсия почти совпадает с уровнем социальной пенсии, устанавливаемой тем гражданам, которые вообще не трудились, а некоторые социальные пенсии даже выше трудовых пенсий. Трудовая пенсия по старости выше 10-11 тыс. – редкость в большинстве регионов. Те граждане, которым установлены досрочные пенсии по старости (многодетные матери, матери инвалидов с детства, пенсионеры, которые трудились на работах с неблагоприятными условиями труда) получают обычно пенсию в меньшем размере, чем другие граждане. Пенсия также ниже, как правило, у женщин и у всех тех, кто обучался в высших и средних учебных заведениях, ухаживал за малолетними детьми, служил в силовых структурах, но не дослужился до пенсии за выслугу лет. Все это «запланировано» законом.

Напомним также, что все прибавки к пенсиям, которые действительно наблюдались, практически съедает инфляция, причем пенсионная инфляция, т.е. рост цен на товары и услуги, потребление которых характерно для бедных, включая пенсионеров, примерно вдвое выше официально объявляемого уровня инфляции.

Такова краткая экспертная оценка реальности, она не совпадает с той, которая дана в Стратегии.

Теперь рассмотрим подробнее те основные предложения, которые содержатся в Стратегии, и дадим их объективную оценку.

Предложения касаются как формирования финансовой базы обязательного пенсионного страхования, так и распределения ее ресурсов, т.е. условий и уровня обеспечения застрахованных.

Начнем с финансовой системы. Прежде всего напомним, что на нужды пенсионного обеспечения в России направляется лишь немногим более 7% внутреннего валового дохода страны (ВВП). Эта доля примерно вдвое ниже, чем в других странах. Ее повышение необходимо для эффективного функционирования трудовой пенсионной системы. Значит, нужно искать и находить способы ее повышения. Укажем основные из них.

1.В России, в отличие от других развитых стран, с 2002 г. и до 2012 г. страховые взносы (платежи) составляли 28, 20, 22, 26 и вновь 22%. В таком же размере предлагается сохранить их на ближайшую и более отдаленную перспективу. За эти же годы значительно сузилась и база, с которой начисляются страховые взносы. Сначала они уплачивались со всего объема начисленного заработка, затем ввели регрессивную шкалу с начислением их до 600 тыс. руб., а впоследствии определили потолок заработка, до которого взимаются страховые взносы. Ныне, на 2012 г., он составляет 512 тыс. руб.  В последующие годы намечается его некоторое увеличение, примерно на 11% в год, по мере увеличения оплаты труда. Потолок заработка в России, до которого начисляются страховые взносы по основному тарифу, составляет около 160% среднего заработка, он значительно ниже, чем в других развитых странах. В некоторых таких странах указанный потолок заработка вообще не установлен. Однако, не все 22% страховых взносов формируют в России расчетный пенсионный капитал (РПС), на основе которого определяется размер страховой части трудовой пенсии, 6% из них исключаются и объявлены солидарными взносами в противовес индивидуальным страховым взносам (их 16%).

Наряду с основным тарифом в 22% и 6% в нем, которые объявлены солидарными, введен дополнительный солидарный тариф в размере 10% с суммы заработка, который превышает тот, с которого уплачивается основной тариф. Он также не формирует РПС и не влияет на размер пенсии. По существу данный платеж – обычное налоговое обременение фонда оплаты труда (ФОТ), но уплачиваемое непосредственно в бюджет ПФР, его цель – лишь сбалансировать доходы данного фонда с расходами.

Что можно предпринять для того, чтобы существенно пополнить бюджет ПФР, не увеличивая его дотацию из федерального бюджета?

1.           Повысить тариф страхового взноса с 22 до 26%, т.е. установить его на уровне 26% и взимать страховые взносы со всего, а не части заработка, как это было ранее.

2.           Упразднить вместе с тем солидарный тариф 6% в составе основного тарифа и отменить дополнительный солидарный тариф в размере 10%, взимаемый с заработка, превышающего тот заработок, до которого уплачиваются взносы по основному тарифу.

Все страховые взносы, таким образом, должны учитываться,  на индивидуальном лицевом счете каждого застрахованного и формировать его трудовую пенсию.

При осуществлении  мероприятий, указанных выше, страховой тариф в размере 26% (он примерно равен тарифу в других странах), взимаемый со всего фонда оплаты труда, вполне достаточен для выплаты всем застрахованным пенсии по старости на уровне не ниже 40% их заработка.

Однако, в России есть одно обстоятельство, которое препятствует эффективному функционированию трудовой пенсионной системы. Это обстоятельство – теневая, нелегальная экономика. Размах теневой экономики в стране велик, он достигает по разным оценкам 30-40% и не сокращается. Недобор страховых взносов по этой причине примерно такой же и составляет ежегодно сотни миллиардов рублей. Решительных мер по ее преодолению не предпринимается. Утверждение бизнес - сообщества о том, что сокращение тарифа страховых взносов приведет к снижению теневой экономики,  не подтвердилось. Страховые взносы сократили, а уровень теневой  экономики сохраняется.

Есть еще один способ, который вполне может использоваться в нашей стране, в том числе для пополнения доходов ПФР. Во всех развитых странах существует прогрессивный подоходный налог. Россия здесь – единственное исключение среди всех таких стран. Все предложения о введении данного налога отвергаются. Между тем, установление такого налога и использование части средств, образующихся в связи с его взиманием, на пенсионное обеспечение позволило бы существенно пополнить доходы ПФР и повысить уровень пенсий. По ориентировочным расчетам, сумма данного налога, которая может использоваться на выплату пенсий, составляет около 600 млрд. руб. в расчете на ближайший год.

Все того, что должно касаться финансовой базы страховой пенсионной системы, в Стратегии нет, а должно быть, ибо без ее пополнения невозможно реорганизовать (модернизировать) данную систему.

2. Коротко о структуре трудовой пенсии. В России в состав страховой части трудовой пенсии введен так называемый фиксированный базовый размер (ФБР). ФБР не связан с РПК, он определяется в  твердой сумме, но выплачивается за счет страховых взносов, а точнее их солидарных (обезличенных) страховых взносов. В недалеком прошлом ФБР назывался базовой частью трудовой пенсии и выплачивался за счет единого социального налога, передаваемого в бюджет ПФР из федерального бюджета. Теперь это часть страховой пенсии и он, также как и вся страховая часть пенсии, выплачивается за счет страховых взносов, т.е. средств самих застрахованных. На выплату ФБР расходуется значительная часть бюджета ПФР, и его дефицит в значительной степени объясняется недостатком страховых взносов на выплату ФБР. Его доля в страховой части пенсии приближается к половине и будет увеличиваться в дальнейшем. ФБР необходимо вывести за пределы страховой части трудовой пенсии, он – чуждый элемент в этой системе, его следует выплачивать за счет средств федерального бюджета как материальную поддержку к трудовой пенсии. Его цель – не компенсировать утраченный заработок, а ликвидировать бедность в когорте страховых пенсионеров. Для них ФБР – это по существу социальная пенсия. О необходимости вывода ФБР из трудовой пенсии, а точнее  из ее страховой части, Стратегия умалчивает, хотя он не имеет непосредственного отношения к страховой пенсионной системе.

3. О накопительной составляющей в структуре трудовой пенсии.

С 2002 г. трудовая пенсия состояла из трех частей, затем ФБР влили, как отмечалось, в состав страховой части пенсии, ныне в этой пенсии две части – страховая и принудительная накопительная. Она формируется у всех работающих граждан, рожденных в 1967 г. и позднее. Размер обязательных принудительных страховых накоплений составил сначала 2%, затем 4 и 6%. У указанных граждан, следовательно, в отличие от тех, которые постарше, 10% взносов учитывается в общей части индивидуального счета, а 6% - в особой его части, они предназначаются для выплаты впоследствии, через многие годы, накопительной части трудовой пенсии по старости, в том числе досрочной. Некоторые граждане получат накопительную часть пенсии уже в 2013 г., дополнительно к страховой части.

Таким образом, как у старших, так и у более молодых застрахованных (1967 г. рождения и моложе) пенсию формируют 16% страховых взносов. Однако, индексируются они по-разному: у первых все 16% повышаются в централизованном порядке на основании закона с учетом темпов инфляции и годового роста среднемесячной оплаты труда, а у вторых 10% увеличиваются так же, как и у первых, а 6% корректируются в зависимости от дохода, полученного от их инвестирования,  – он может быть, но его может и не быть вовсе, либо доход от инвестирования окажется незначительным и корректировка накоплений окажется ниже, чем указанные 10%.

В период глобального финансового кризиса все доверительные компании без исключения показали отрицательную доходность от инвестирования пенсионных накоплений. Причем, наибольшая, свыше 25%, оказалась у негосударственных пенсионных фондов (НПФ) и частных компаний (ЧУК). Обесценились пенсионные накопления и за весь период их инвестирования с 2002 г. Лишь немногим компаниям удалось предотвратить их обесценивание.

В СМИ фактическое положение, касающееся результатов инвестирования пенсионных накоплений, зачастую преднамеренно искажается с целью их дальнейшего сохранения, поскольку это выгодно НПФ и ЧУК, которые имеют значительный доход в виде комиссионных вознаграждений.

Застрахованным принудительные пенсионные накопления не нужны, они сокращают их пенсии, в связи с чем и предлагается упразднить подобные принудительные накопления. Отмена принудительных пенсионных накоплений полностью, другими словами, соответствует интересам застрахованных, она предотвратит их обесценивание и приведет к увеличению их пенсии. В принципе пенсионные накопления на пенсионный период жизни нужны, но не принудительные, а добровольные, их необходимо всемерно поощрять, но не принуждать к  накоплениям. Другими словами, пенсионные накопления требуется перевести в русло добровольных накоплений, как это установлено в других развитых странах.

Сокращение принудительных пенсионных накоплений на 2 или 4 процентных пункта, а именно такое предложение содержится в Стратегии, не даст заметного экономического и социального эффекта, оно лишь еще более сократит накопительную часть страховой пенсии. Отмена же их позволит увеличить трудовые пенсии по старости примерно на 15-20%, о чем в Стратегии даже не упоминается.

4. Стратегия предусматривает преобразование системы досрочных пенсий, однако со значительными отклонениями от ее преобразований, намеченных Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», его статьей 27 (п. 3). Данная статья предусматривает издание закона о профессиональных пенсионных системах с раздельным финансированием: тем гражданам, которые выработали не менее половины стажа на соответствующих работах (они перечислены в списках, утвержденных Правительством РФ), необходимого для установления досрочной пенсии, и всем остальным гражданам, проработавшим менее половины требуемого стажа на указанных работах, а также принятым для выполнения этих работ после вступления в силу названного закона. Соответственно и финансирование выплаты этих пенсий должно производиться (до тех пор, пока они являются досрочными) за счет установленного общего тарифа и особого тарифа, предусмотренного законом о профессиональных пенсионных системах. Содержащиеся в Стратегии предложения неопределенны, они не различают источники выплаты досрочных пенсий и смешивают по существу два вида разного страхования и риска: от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний и досрочного пенсионного страхования в связи с длительным выполнением работ с неблагоприятными условиями труда. В данном случае можно согласиться лишь с бесспорной идеей – досрочное пенсионное обеспечение в любом его содержании должно стимулировать создание нормальных и безопасных для здоровья человека условий труда, а не подменять их создание предоставлением досрочной пенсии или надбавки к заработку. Нелишне напомнить, что закон о досрочных пенсиях должен был появиться к началу 2003 г., но его все еще нет до настоящего времени и причина этого – противодействие бизнес - сообщества, которое не заинтересовано в установлении дополнительных тарифов, снижающих его прибыль.

Неопределенность содержания предложений в этой части приведет, видимо, к дальнейшей неоправданной задержке подготовки и издания федерального закона о профессиональных пенсионных системах.

5. Заслуживают внимания предложения о существенном постепенном повышении страховых платежей для самозанятого населения (индивидуальные предприниматели, адвокаты, нотариусы, занимающиеся частной практикой), на выплату пенсий которому ныне расходуется часть взносов, уплачиваемых за наемных работников, а также средства, ассигнуемые из федерального бюджета. Надо иметь, однако, в виду, что указанная категория граждан вступает в отношения по обязательному пенсионному страхованию добровольно и уплачивает, следовательно, страховые взносы из  своего дохода также добровольно. Размеры их страховых платежей ныне сравнительно невелики.

При повышении страховых платежей численность такого населения, вступившего добровольно в систему обязательного пенсионного страхования, видимо, значительно сократится.  В Стратегии, как представляется, не учитываются негативные последствия резкого повышения страховых платежей для самозанятого населения.

6. И последнее. Целью разработки Стратегии, как уже отмечалось, является подготовка предложений по созданию в Российской Федерации пенсионной системы (будем считать, что трудовой пенсионной системы, поскольку в Стратегии речь идет только о ней), адекватной современному экономическому развитию страны и соответствующей международным стандартам.

Приведет ли реализация содержащихся в ней предложений к увеличению той доли ВВП, которая расходуется на нужды пенсионного обеспечения застрахованных и их семей? Не приведет. Расходы на эти цели сохранятся примерно на том же уровне.

Увеличатся ли трудовые пенсии всех пенсионеров, которым уже выплачиваются пенсии? Не увеличатся, они также как и се      йчас будут, видимо, только индексироваться по мере роста цен на потребительские товары и услуги, т.е. с учетом темпов инфляции, и неизвестно, сохранится ли корректировка (индексация) пенсий в связи с увеличением оплаты труда работающих, которая также необходима.

Будут ли устанавливаться и выплачиваться трудовые пенсии по старости по новым, более приемлемым и высоким нормам тем пенсионерам, которые выйдут на пенсию в ближайшей перспективе? Судя по содержанию Стратегии, не будут, их пенсии окажутся еще ниже по отношению к трудовому доходу, а также в абсолютной сумме, чем «старых» пенсионеров. Более того, в Стратегии есть предложения, реализация которых приведет не только к сохранению и поддержанию крайне низкого уровня пенсионного обеспечения, но и к ограничению имеющихся пенсионных прав застрахованных.

Недостаточный уровень пенсионного обеспечения заложен, а точнее запрограммирован, в механизме исчисления трудовых пенсий, а его предлагается сохранить в неизменном виде, хотя именно он предопределяет крайне низкий уровень трудовых пенсий и к тому же не соответствует  международным стандартам.

Как известно, трудовая пенсия исчисляется в России, во-первых, на основе расчетного пенсионного капитала (РПК) и, во-вторых, с учетом ожидаемого периода ее выплаты после назначения пенсии, т.е. периода дожития на пенсии. В других развитых странах страховая пенсия исчисляется иначе – на основе сложившегося индивидуального среднемесячного заработка застрахованного и с учетом продолжительности его страхового стажа. В итоге пенсия составляет значительную часть заработка и возмещает эту часть заработка.

РПК – это не заработок, а вся сумма страховых взносов, уплаченных за период трудовой деятельности(3). Не соответствует среднемесячному заработку и сумма, равная частному от деления РПК на число месяцев ожидаемого периода выплаты пенсии (в 2013 г. – 228 месяцев). Это объясняется многими причинами, в частности, тем, что 6 процентных пунктов страховых пенсионных взносов (из 22) не отражаются в индивидуальном лицевом счете застрахованного (они – солидарные взносы), некоторые периоды хотя и засчитываются в страховой стаж, но за их время не начисляются страховые взносы (периоды ухода за детьми, инвалидами с детства, временной нетрудоспособности, службы в силовых структурах и т.д.). Рассчитанная на месяц часть РПК всегда ниже, другими словами, среднемесячного фактического заработка застрахованного, причем, как правило, значительно. Соответственно ниже и пенсия, исчисленная из РПК.

Изменилась в России не только база для исчисления пенсии, т.е. замена среднемесячного заработка на РПК, но и утратил былое юридическое значение и страховой (трудовой) стаж. Он теперь непосредственно не влияет на уровень пенсии, с учетом его определенного минимума (5 лет) устанавливается лишь право на пенсию да оцениваются приобретенные пенсионные права до 1 января 2002 г.

Исчисление страховых пенсий на основе РПК и с учетом предстоящего периода жизни после назначения пенсии поставило страховую пенсионную систему с ног на голову. Ранее в СССР и в России до 2002 г. данный метод не применялся, не применяется он и в других развитых странах. Все иные пенсии в нашей стране до сих пор определяются на основе трудового дохода и с учетом длительности соответствующей работы (службы). К ним относятся пенсии, предусмотренные для судей всех судов (они именуются ежемесячным пожизненным денежным содержанием), кадровых военнослужащих, сотрудников МВД РФ, ФСБ РФ, МЧС РФ, прокуроров и следователей, всех других правоохранительных органов, государственных гражданских служащих всех уровней власти, депутатов и т.д. Застрахованные, следовательно, исключение из общих правил.

Почему в России отказались от исчисления страховых пенсий из заработка и с учетом трудового стажа, т.е. двух основных показателей, характеризующих трудовой вклад работника? Не будем наивны. При подготовке соответствующих правовых норм Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» ставилась задача не допустить увеличения страховых пенсий и форсировать создание достаточно емкого и свободного резерва средств для инвестиционной деятельности. Эти цели достигнуты. В частности, сформирован фонд пенсионных накоплений, объем которого составляет почти 2 трлн. руб.

Ныне, на современном этапе развития страны и общества, ситуация, как представляется, иная. Задача состоит в том, чтобы существенно повысить уровень пенсионного обеспечения подавляющего большинства занятого населения и приблизить его к объективно необходимому, обеспечивающему достойную жизнь. Именно этого ожидает население страны и в этом заключаются данные ему руководством страны обещания.

Какая же пенсионная формула наиболее приемлема, проста и понятна каждому? Последнее имеет первостепенное значение и поможет возродить, видимо, доверие населения к власти. Данная формула основана на положениях Конвенции МОТ № 102 (1952 г.) «О минимальных нормах социального обеспечения», которую предстоит ратифицировать и России. Минимальный уровень пенсии по старости типичного ее получателя определен не ниже 40% среднемесячного заработка. При этом типичным получателем признается, в частности, мужчина, чья заработная плата равна 125% всех подлежащих обеспечению лиц, проработавший 30 лет. В других случаях, т.е.  тогда, когда стаж отклоняется от 30 лет в большую или меньшую сторону, пенсия исчисляется «в разумном соотношении с размером пенсии типичного получателя». Так гласит Конвенция. Это означает, что при меньшем стаже, чем 30 лет, пенсия сокращается, а при большем – увеличивается.

Общая сумма пенсии, исчисляемой из заработка, постепенно наращивается с учетом того, что в пенсию переходит определенная часть заработка за каждый год страхового стажа. Коэффициент наращивания разный, обычно варьируется около 1,5. При стажевом стандарте в 30 лет он примерно равен 1,33- 1,34% заработка (40:30). При таком стаже и среднем заработке, равном страхуемому ( около 43 тыс.руб.) пенсия составит, например, 17,2 тыс.руб.

Такая система исчисления трудовой пенсии проста и понятна каждому. Она обычно именуется стажево-зарплатной формулой и предполагает установление определенного минимума пенсии и максимума пенсии, если страховые взносы взимаются со всего заработка. Максимальный размер государственной пенсии вряд ли должен превышать минимальный более чем в 3 раза, поскольку возможности страховой пенсионной системы не безграничны. В то же время минимальный размер трудовой пенсии при нормативном стаже в 30 лет призван гарантировать достаточный, удовлетворительный, а иначе(согласно Конституции России) достойный  уровень пенсии.

Вызывают тревогу два, как представляется, абсолютно неприемлемые предложения, содержащиеся в Стратегии. Первое заключается в повышении ожидаемого периода выплаты трудовой пенсии по старости с 19 лет (228 месяцев) в 2013 г. до 21 года (252 месяца) исходя из увеличения средней продолжительности жизни получателя трудовой пенсии. При этом, начиная с 2016 г., предлагается устанавливать продолжительность ожидаемого периода выплаты ежегодно в порядке, определяемом Правительством. Данный показатель вообще не используется в мировой практике для определения размера пенсии, он служит лишь основанием для корректировки страховой политики. Его использование к тому же предполагает сохранение в России сложившегося с 2002 г. дефектного метода исчисления пенсии, который не предполагается изменять. Увеличение ожидаемого периода выплаты пенсии в 2015 г. на 24 месяца приведет к снижению страховой части трудовой пенсии (без ФБР) на 11%, а в перспективе может использоваться Правительством  и для дальнейшего ее снижения.

Второе, оно непосредственно не сформулировано в Стратегии, но, видимо, имеется в виду и высказывалось неоднократно, это повышение того минимума стажа, который необходим для установления трудовой пенсии по старости, в том числе и  пенсии при неполном стаже. Повышать этот стаж вряд ли целесообразно, учитывая, что  его продолжительность в 5 лет установлена более 50 лет назад и гарантирует возможность получения трудовой пенсии, путь небольшой, но дополнительно к социальной пенсии. Надо также учитывать, что страховой стаж в 5 лет является условием для назначения трудовой пенсии дополнительно к государственной пенсии, например, кадровым военнослужащим.  Государственным гражданским служащим доля трудовой пенсии может устанавливаться к их особой пенсии и за меньший страховой стаж.

Кроме того, его повышение приведет к необоснованному использованию страховых взносов многих граждан, исключенных из системы пенсионного страхования, на выплату пенсий другим застрахованным, и даже породить требования о возврате пенсионных взносов, уплаченных за период трудовой деятельности  до достижения повышенного минимума.

Безусловную поддержку вызывает предложение о введении в стране трехуровневой системы пенсионного обеспечения. Однако, надо иметь в виду, что внедрение корпоративных и частных пенсионных систем не может служить основанием к сдерживанию развития государственной системы, в том числе трудовой. Мировой опыт свидетельствует: во всех странах основной системой пенсионного обеспечения является государственная система, а все другие – дополнительными.

Представленная Стратегия требует явной доработки, она охватывает, как отмечалось, по существу лишь одну проблему – потребность сбалансировать  бюджет ПФР и сократить  ассигнованияв этот бюджет за счет федерального бюджета, но не определяет полностью пути и способы разрешения двух основных других проблем – реорганизации доходной базы данного бюджета и ее повышения, а также увеличения общего уровня пенсионного обеспечения.

Первоочередной задачей Стратегии является, в частности, официальное объяснение людям, при каких условиях, когда и как может в перспективе повышаться стандартный          пенсионный возраст в нашей стране. Данная, явно не популярная, но необходимая в отдаленной  перспективе, мера волнует многих. Разрешение затронутой проблемы должно основываться на разносторонних и глубоко научных исследованиях, которые уже проведены.

Доказано: повышение пенсионного возраста допустимо лишь тогда, когда продолжительность пенсионной жизни тех, которые достигли 60 лет, вплотную приблизится к той, которая уже давно сложилась в других развитых странах. Пока еще в нашей стране она на 5 лет ниже. Особенно коротка пенсионная жизнь мужчин, она ниже вдвое. Повышать пенсионный возраст, когда появятся для этого объективные условия, надо постепенно в течение многих лет, предупредив об этом население заблаговременно, за 5 – 10 лет. И главное: повышение пенсионного возраста должно осуществляться не ради сбалансирования бюджета ПФР, а с целью увеличения уровня пенсионного обеспечения.



(1) Данное Министерство впоследствии разделилось на два – Минтруд и Минздрав.

(2) См. соответственно ст. 25 и 11 названных документов.

(3) В нем учитываются в установленном порядке также оцененные пенсионные права, приобретенные до 1 января 2002 г., и сумма валоризации.




Опрос

Я ГОЛОСУЮ!

ЗА Партию Пенсионеров (74)
88%

ПРОТИВ Партии Пенсионеров (10)
12%

Общее количество голосов: 84